Тинг и альтинг

Тинг – народное собрание

Тингом (или тангом) у раннесредневековых германских племен, а также на территории Скандинавии времен «эпохи викингов» (VIII-XI века) называлось регулярное народное собрание, носившее функции одновременно законодательного, исполнительного и судебного органа власти локального назначения.

Само слово «тинг» восходит к скандинавскому «ting», либо исландскому «þing», также известна германская словоформа «tag» (отсюда альтернативный вариант названия – танг), но этимология и перевод этих слов неизвестны, предположительно «тинг» означает «собрание». Во время экспансии викингов скандинавы принесли традицию тинга в другие регионы, в частности – в Северную Англию и на остров Мэн.

Наиболее очевидный аналог тинга – традиционное славянское вече (в его раннесредневековом варианте). Тинг – это собрание свободных мужчин региона (обычно – нескольких близлежащих поселений). Принимать участие в тинге имел право любой мужчина, вне зависимости от возраста и рода деятельности, дети (мальчики до 14 лет) и женщины к участию в тинге не допускались.

Тинг решал все насущные вопросы региона – определял время сбора урожая, необходимость возведения общественных строений (скажем – порта или рынка), укрепления поселений для обороны. Тинг принимал решения об организации военных и торговых походов, дипломатических миссий. Также на тинге избирались вожди (тэны, ярлы).

Законы тинга и правила проведения

В оригинальных скандинавских и германских источниках нет никаких упоминаний о народных собраниях. Как и в отношении многих других сторон жизни населения этого региона о тингах мы узнаем из трудов древнеримских хронистов, в частности – Тацита. Его работа «Германия» дает достаточно подробное описание народного собрания у германцев. Тацит пишет, что на тинге о наименее важных вопросах совещаются избранные старейшины, тогда как наиболее значимые общественные проблемы решаются всеми участниками тинга.

Тинг открывали жрецы (годи), которые призывали собравшихся к тишине и «были наделены правом наказывать непокорных». Первым говорил вождь региона, после него старейшины, но не по старшинству или положению в обществе, а на основе боевой славы, навыков красноречия и убеждения. Если вождь или старейшина говорил то, что не нравилось людям, они поднимали шум. Если участники тинга соглашались с тем, что говорит выступающий, они потрясали оружием, по Тациту это массовый жест одобрения у германцев.

Тинг - барельев на колонне Марка Аврелия в Риме

На тинге каждый имел право обвинить другого и потребовать его осуждения вплоть до смертной казни. Предателей было принято вешать, тогда как трусов, «оплошавших в бою» и (далее следует одно из наиболее спорных описаний) «тех, кто обесчестил свое тело» обычно топили в ближайшем болоте (обязательный элемент ритуальной казни – забрасывание утопца валежником). Тацит поясняет, что вид казни не всегда определялся тяжестью вины, на тинге использовалась другая парадигма выбора наказания – действительно злые поступки, достойные всеобщего порицания, и соответствующие им казни выставлялись на показ, тогда как поступки подлые и позорные – напротив, скрывались.

Менее суровые наказания представляли собой своеобразные штрафы. С человека, чья вина была доказана, взимались «кони и овцы», причем пострадавшему и его родичам из них отдавалась большая часть, но не все,  меньшая часть отдавалась местному вождю. На тинге, согласно Тациту, избирались старейшины, которые решали местные вопросы в своих населенных пунктах, причем каждому из старейшин назначалась охрана в количестве ста человек (также из местного населения) и группа советников.

Далее Тацит делает интересное замечание, он пишет, что все мужчины на тинге были при оружии, и поясняет, что у германских племен все дела «и частные, и общественные» решаются с оружием в руках. Далее древнеримский хронист отмечает, что на тинге мальчиков посвящали в мужчины. Для этого вождь, старейшина или родич при всем тинге вручал мальчику щит и копье. Тацит пишет: «До посвящения в них видят часть семьи, после посвящения – часть племени».

Любопытно, что слово «тинг» не только сохранилось в северных языках, оно до сих пор используется в наименованиях выборных органов власти. В Дании это однопалатный парламент Фолькетинг (слово «folke» переводится как «народный», то есть дословно получается «народный тинг»). В Норвегии это двухпалатный парламент Стортинг («stor» значит «большой», дословно – «большой тинг»). В современной Исландии парламент называют Альтинг, но это слово, как и само явление, имеет не менее древние корни, чем форма «тинг».

Альтинг – всеобщий тинг

Известно, что в Исландии альтинг («alþingi» с исландского переводится как «всеобщий тинг» или «всеобщее собрание) впервые был проведен в 930 году. Фактически это был все тот же тинг, народное собрание, но участие в нем принимали старейшины и желающие со всей страны, то есть речь уже шла не о региональном, а об общенациональном собрании. Предположительно альтинг ранее существовал у всех скандинавов и германцев.

В альтинге могли принимать участие все свободные мужчины, однако в отличие от тинга альтинг не всегда имел функции законодательного органа (этим занимался совет жрецов-годи, именуемый логретта). На альтинге разрешались споры и решались вопросы, так или иначе затрагивающие всю страну. К примеру, считается, что когда на альтинге 1000 года встал вопрос о христианских миссионерах большинство участников согласились с принятие новой веры.

В Исландии, у средневековых скандинавов и германцев альтинг проводился не чаще одного раза в 2-3 года, всегда – летом, чтобы дать возможность всем желающим принять в нем участие. Конкретно в Исландии для альтинга существовало особое место – тингвеллир («Þingvellir» в переводе с исландского означает «поле тинга»). Это место расположено вблизи одноименного озера (сегодня его называют Тингвадлаватн). Локация выбрана не случайно, здесь Североамериканская тектоническая плита сталкивается с Евразийской. Североамериканская плита возвышается над местностью на 20 метров, ее исконно называли «lögberg», что значит «стена закона».

Интересно отметить, что некоторые законы и нормы, принятые на исландском альтинге более тысячи лет назад, действуют до сих пор. К примеру, в 982 году старейшины приняли решение, что лошадь, покинувшая пределы страны, вне зависимости от причины больше не имеет права вернуться на родину. Этот закон действует до сих пор, то есть даже лошадь, покидающая Исландию для участия в выставке, больше не может вернуться. И либо перед нами эталон силы традиций, либо мы чего-то не понимаем…

 

Советуем почитать: