Норвежский язык

Норвежский язык – история становления и развития

Современный норвежский язык представляет собой неоднородное и вариативное образование с множеством локальных диалектов. Но чтобы понять, почему до сих пор даже на государственном уровне не существует единого норвежского языке, необходимо вкратце проследить его историю, начав… в буквальном смысле – с самых азов!

Изначально все население Скандинавского полуострова использовало древнескандинавский язык, на данный момент он является мертвым протоязыком и относится к так называемой германской ветви, входящей в состав индоевропейской языковой семьи. Однако нужно понимать, что археологические артефакты, датируемые эпохой, предшествующей Раннему Средневековью, малочисленны и обрывочны, поэтому у современных лингвистов нет четкой языковой теории относительно данного вопроса. Речь идет лишь о гипотезах, ныне устоявшихся в научной среде.

Древнескандинавский язык во всем многообразии диалектных форм превратился в более-менее устойчивое языковое явление приблизительно к VIII веку (начало Раннего Средневековья и «эпохи викингов»). На нем говорило население современных Дании, Швеции и Норвегии. Иными словами, на нем говорили викинги, которые через своих торговцев и (реже) воинов распространили его на огромных территориях европейского континента (включая регионы Восточной Руси).

Рунические камни (Норвегия)

В 872 году Харальд Прекрасноволосый объединил Норвегию и на основе археологических данных (включая рунические камни) можно судить о том, что древнескандинавский язык на тот момент имел совсем небольшие локальные различия. В начале XI века в регион пришло христианство, как результат – начал повсеместно использоваться латинский язык. Некоторые оригинальные диалекты адаптировались, другие были полностью вытеснены, однако именно в этот момент норвежский язык стал формироваться в обособленную лингвистическую структуру, отделяясь, в частности, от датского.

Древнескандинавский язык развивался в двух основных диалектных направлениях – восточном (Дания и Швеция) и западном (Исландия, заселенная еще в IX веке, и собственно Норвегия). Западный вариант древненорвежского к началу XIV века полностью преобразился в две оригинальные формы, которые современные лингвисты называют древнеисландским и древненорвежским языками. Однако в 1397 году норвежцы заключили с датчанами союз, который подразумевал политическое доминирование Дании над обоими регионами. Датский язык постепенно вытеснял древненорвежский, в первую очередь – на уровне официальной письменной речи. Датский, позаимствовавший многие элементы из нижненемецкого, распространился сначала среди норвежской элиты, а потом и в среде простых людей.

Все изменилось, когда Норвегия стала независимой от Дании в 1814 году (став вместо этого зависимой от Швеции). На протяжении многих десятилетий велась активная работа по «онорвеживанию» датского, пока в 1899 году парламент Норвегии не принял единый языковой стандарт «риксмол» (в переводе «riksmål» означает примерно «державная речь»). Однако ввиду активного развития националистических движений многие исследователи (некоторые из них – самоучки, как например, легендарный Ивар Осен) продолжали разработку более «оригинального» норвежского языка. Так появился «ланнсмол» (дословно «landsmål» можно перевести как «народный язык»), он был разработан на основе исландского, который не подвергся прямому влиянию других континентальных языков (в отличие от норвежского).

В 1929 году властями было принято решение переименовать «риксмол» в «букмол» («bokmål» можно условно перевести как «книжный язык»). В свою очередь «ланнсмол» получил более толерантное наименование «нюношк» («nynorsk» означает «новый норвежский»). Еще раньше оба языка пытались сблизить на государственном уровне, позже были проведены две аналогичные реформы (1938 и 1959), они ставили своей целью формирование универсального норвежского языка, который мог бы стать общепринятым.

Этот (потенциально единый) язык был назван «самношк» («samnorsk» так и переводится – «единый норвежский»), к концу 1950-х годов его поддерживало почти 80% населения страны. Однако радикально настроенные группы (ратовавшие за полное избавление норвежского языка от влияния датского в пользу изначальной версии «ланнсмола») создали активное сопротивление властям и с 1960-х годов распространение «самношка» постепенно снижалось, пока в 2002 году не исчезло само понятие этой гибридной языковой системы.

Норвежский язык сейчас – букмол, нюношк, риксмол, хёгношк…

К настоящему моменту в Норвегии на государственном уровне приняты «букмол» и «нюношк», обе языковые системы с полным правом могут именоваться оборотом «норвежский язык». Их грамматика и синтаксис имеют ряд отличий (далеко не всегда – концептуальных). К примеру, на «букмоле» фраза «это лошадь» будет писаться так «Dette er en hest». На «нюношке» та же фраза выглядит немного иначе – «Dette er ein hest». В тоже время, фраза «Я из Норвегии» на «букмоле» пишется так – «Jeg kommer fra Norge», а на «нюношке» так – «Eg kjem frå Noreg». То есть порой различия действительно велики, что касается в том числе устной речи.

«Букмол» по официальным опросам использует порядка 90% населения страны, но это вовсе не значит, что тот же процент населения признает эту форму языка. В Норвегии немало тех, кто стремится сблизить «букмол» и «нюношк», поэтому «риксмол», который включает в себя многие языковые особенности обеих форм, не теряет, а в отдельных регионах даже набирает популярность. Некоторые варианты «букмола» крайне близки «риксмолу» и на протяжении последних ста лет обе формы использовались на официальном уровне – в СМИ и государственной документации.

Норвежский язык

При этом ключевой блок различий между этими языками (имеется ввиду «букмолом» и «риксмолом») заключается не в устной, а письменной форме, но они не столь существенны, как может показаться на первый взгляд, и вполне сравнимы с разницей между американским и традиционным английским. «Нюношк» в этом плане существенно отличается от обеих форм, хотя некоторые его варианты (которые называют умеренными) достаточно близки с «букмолом». В свою очередь, существуют варианты «букмола», которые сильно напоминают «нюношк» (такие формы называют радикальными).

Кроме того, на неофициальном уровне продолжает существовать форма норвежского языка, именуемая «хёгношк» («høgnorsk» дословно переводится как «высокий норвежский»). Этот вариант ближе всех остальных форм к оригинальному «ланнсмолу» и, видимо, действительно сохранил в себе максимум самобытных языковых элементов и норм из древненорвежского. Однако среди всех ныне употребляемых норвежских языков –  «букмол», «риксмол», «нюношк» и «хёгношк» – последний распространен меньше других.

Но тут важнее отметить другой момент. Каждая и перечисленных форм норвежского языка имеет десятки (это действительно так!) локальных вариантов, некоторые из них – в полном смысле диалектные, но другие – современные реконструкции и наработки лингвистов-одиночек. «Эстланнск» (восток), «вестланнск» (запад), «трёндешк» (центральная часть) и «нурьношк» (север) – это основные группы диалектных форм по регионам страны.

Особенности современного норвежского языка

Таким образом, норвежский язык существенно разнится в зависимости от региона, однако, как уже отмечалось, 90% населения знают «буксмол», поэтому данную форму и ее диалекты можно назвать наиболее массовой. Произношение норвежского языка в контексте «буксмола» имеет немалое сходство с датским языком и, очевидно, тут ощущается минимальное влияние оригинального древненорвежского языка.

Однако нужно понимать, что различия сводятся к транскрипции и правилам, но не к алфавиту. Норвежский язык в любой своей форме использует 29 букв. Любопытно отметить, что все это – буквы традиционного датского языка. На сегодняшний день алфавит норвежского языка выглядит так: a, b, c, d, e, f, g, h, I, j, k, l, m, n, o, p, q, r, s, t, u, v, w, x, y, z, æ, ø, å. То есть мы видим перед собой практически полностью латинизированный ряд языковых единиц, который не имеет никакого отношения к оригинальной рунической письменности скандинавского региона.

Грамматика норвежского языка на современном этапе его развития достаточно стабильна, в частности, для «буксмола» характерны следующие базовые правила. Существительное имеет статичную основу, окончания меняются, указывая на число, падеж и род. Однако есть основы, которые составляют группу исключений, меняющихся при склонении.

Прилагательные всегда соответствуют существительным, согласуясь с ними по числу и роду. При этом вне зависимости от рода форма прилагательного неизменна. Глаголы в норвежском языке меняются по наклонениям и временам, они делятся на слабые и сильные. Слабые подчиняются особым правилам и имеют в своем составе 4 формообразующих класса.

 Наречия, как и прилагательные, меняются только по степеням сравнения и почти всегда соответствуют прилагательным в среднем роде. Местоимения служат для указания на предметы, но ничего не говорят об их качествах. Числительные делятся на количественные и порядковые, в норвежском языке принято две формы счета.

Разумеется, это лишь самые общие указания, которые мало что скажут человеку, далекому от лингвистики и филологии. Однако данная статья не преследует дидактических целей, она лишь рассказывает о том, какой непростой путь прошел норвежский язык и во что он превращается сегодня.

В заключении стоит отметить, что многие концептуальные моменты в современном норвежском языке все равно остаются едиными, вне зависимости от контекста – будь то «буксмол» или «нюношк». К примеру, Mandag, Tirsdag, Onsdag, Torsdag, Fredag, Lørdag, Søndag. Это дни недели на норвежском языке, с понедельника по воскресенье, они пишутся и звучат одинакового на всех формах и диалектах. И тот, кто хоть немного знаком с культурой Древней Скандинавии, призвав на помощь свою наблюдательность, без труда заметит, что среда по-прежнему – день Одина, четверг – день Тора, пятница – день Фрейи, и так далее. Иными словами, небольшой осколок оригинальной традиции все еще жив в норвежском языке. Жаль только, что такие примеры единичны.

Советуем почитать: